Мария Васильева, добровольный лесной пожарный, донор

Полный текст публикации

В марте 2009 года, – тому уже почти 7 лет, — я бродила по страничкам в интернете в поисках компании, с которой могла бы поехать летом в байдарочный поход. Замысловаты пути…

4.21/5 (42)
Заставка для - Мария Васильева, добровольный лесной пожарный, донор

В марте 2009 года, – тому уже почти 7 лет, — я бродила по страничкам в интернете в поисках компании, с которой могла бы поехать летом в байдарочный поход. Замысловаты пути всемирной паутины. С тех пор я была в байдарочном походе только однажды. Тот поиск круто изменил мою жизнь.

Я тогда набрела на страничку Вконтакте, где приглашали новых волонтеров на встречу с Добровольными Лесными Пожарными. В приглашении кратко рассказывалось о том, что группа добровольцев летом патрулирует острова на севере Ладоги, ищет лесные пожары, а если находит — то тушит их. Это показалось мне интересным, ведь Ладогу я всегда любила, бывала там в байдарочных походах. Подумала, что это прекрасно – совмещать полезное с приятным. Не просто так наслаждаться красотой Ладоги, но еще и быть полезной для нее.

И я пошла на эту встречу… Это стало тем самым поворотным пунктом, который привел меня к нынешней моей жизни.

Летом 2009 года я около полутора месяцев в общей сложности провела на Ладоге с добровольными пожарными. Пожаров тем летом было мало, всего три, но так получилось, что мне удалось побывать на всех.

Потом, осенью 2009 года, на общем собрании ладожских добровольных пожарных я познакомилась с Григорием Куксиным, который пригласил меня в Журавлиную родину, на ежегодный волонтерский слет. Там, в Талдомском районе Московской области, я узнала о том, что ладожские добровольные пожарные не одни, что есть Дружина Охраны Природы МГУ, которая вот уже много лет охраняет от весенних пожаров уникальную территорию заказника «Журавлиная родина», а еще есть противопожарный проект Гринпис России, где как раз и работает Григорий. Именно он пригласил меня в Первую противопожарную экспедицию весной 2010 года. В то время я работала фрилансером, у меня была возможность свободно планировать свое время, и я согласилась на это предложение.

Весной 2010 года с экспедицией Гринпис я проехала от Каспийского моря до Балтийского, и с тех пор неизменно участвую в ежегодных противопожарных экспедициях в Астраханскую область, которых было уже шесть.

Летом 2010 года я много времени провела на островах Ладожских шхер. Тот год был тяжелым для всей Центральной России, не стал он исключением и для Ладоги. За лето 2010 года мы потушили почти 30 пожаров, и это был очень, очень тяжелый сезон.

До 2012 года я была по-прежнему фрилансером и волонтером противопожарного проекта Гринпис. Участвовала в экспедициях в Астраханский заповедник, в выездах на торфяники Центральной России, летом ездила на Ладогу тушить пожары на островах.

А с января 2012 года я сотрудник противопожарного проекта Гринпис России, и жизнь моя теперь построена вокруг этой сложной, психологически трудной и очень интересной работы. Теперь я не волонтер, но очень большая часть моей деятельности посвящена как раз работе и общению с волонтерами противопожарного проекта Гринпис.

Я очень много работаю как фотограф в наших пожарных выездах. Могу сказать, что у меня, пожалуй, самый большой опыт фотосъемки именно добровольческой работы на природных пожарах.

За почти семь лет моей пожарной жизни я побывала во многих уголках России, от Приморья до Карелии, от Смоленщины до Астрахани, от Марий Эл до Бурятии. Научилась тушить торфяные, тростниковые и травяные пожары.

Конечно, в наши задачи не входит потушить все пожары, да это и невозможно в масштабах такой большой страны. Волонтеры и добровольцы не могут подменить собой государство, но могут привлечь внимание к проблемам и на собственном примере показать, что можно сделать то, что кажется невозможным, нужно только захотеть и научиться.

Донором крови я стала относительно недавно и в уже очень зрелом возрасте. Многие мои друзья и товарищи по пожарной работе ходили сдавать кровь или компоненты, я все смотрела на них и думала, что ведь тоже могу. В мае 2012 года я впервые пришла на станцию переливания крови ФНКЦ им. Рогачева. А зимой 2013 года мы узнали, что наш друг и пожарный доброволец Алексей заболел раком крови. Лечился он в ГНЦ, и с весны 2013 года я являюсь постоянным донором ГНЦ. Сначала мы ходили почти всем нашим добровольческим коллективом сдавать тромбоциты для Алексея, а потом так и остались регулярными донорами Гематологического Центра. А Алексей успешно победил болезнь и теперь работает координатором безвозмездных доноров в отделении переливания крови ГКБ 52 в Москве.

Сейчас у меня 33 донации. Для меня донация уже перестала быть каким-то особенным событием. Обычное дело — раз в месяц соблюсти несложную диету, прийти в уже родной донорский зал ГНЦ и немножко посидеть в кресле. К вечеру я чувствую себя совершенно нормально, только есть хочется чаще и больше, но ведь еда — это такое приятное занятие! 🙂

И знаете… Вот это ощущение кровного родства с незнакомыми людьми, которых я никогда не видела… Ведь это совсем не сложно — прийти и раз в месяц сдать кровь, или тромбоциты, или плазму. Укол иглой — это такой пустяк по сравнению с тем, как плохо сейчас тем, кому эта донорская кровь нужна как жизнь, для кого эти 450 миллилитров — это и есть жизнь. Когда Алексей болел, он звонил нам и говорил: «Ребята, выручайте! У меня очень низкие показатели, вы нужны мне очень, без вас пропаду!» И мы мчались, впятером-вшестером, прибегали на СПК в ГНЦ, удивляли там всех своим дружным визитом, заставляли взять у нас тромбоциты раньше, чем пройдет положенный перерыв в месяц, и я уверена, что в успешной борьбе с болезнью Алексея есть и наша немалая заслуга. И это понимание, это знание — это такой огромный, мощный мотивирующий фактор.

Мы точно знаем, что можем что-то изменить. Один в поле не воин, да. Но мы вместе состоим из каждого одного. Мы можем потушить пожар, посадить лес и спасти много незнакомых жизней. Это просто.