Дмитрий Чурбанов, координатор группы волонтеров «Пельмешки на Плешке»

Полный текст публикации

Суммарный волонтерский опыт у меня большой, так как пробовал себя везде понемногу. Началось все в Дружине Охраны Природы биофака МГУ (ДОП МГУ). Совместная деятельность с доповцами плавно переросла в сотрудничество…

3.53/5 (132)
Заставка для - Дмитрий Чурбанов, координатор группы волонтеров «Пельмешки на Плешке»

Суммарный волонтерский опыт у меня большой, так как пробовал себя везде понемногу. Началось все в Дружине Охраны Природы биофака МГУ (ДОП МГУ). Совместная деятельность с доповцами плавно переросла в сотрудничество с Гринписом — эти две организации тесто переплетены в своей работе по борьбе с пожарами на природных территориях и охране ООПТ. Эковолонтерство имеет особую притягательность. Все любят выбираться на природу, а здесь ты получаешь возможность не только прикоснуться к ней, но и сделать что-то полезное в хорошей компании.

В течение года я помогал неходячему ребенку в Центре лечебной педагогики. Он создан по инициативе родителей и педагогов для помощи детям с различными особенностями развития.  Помимо этого, иногда я езжу к старикам в дома престарелых как волонтер благотворительного фонда «Старость в радость».

Есть такая замечательная девушка Лиза Олескина — основатель фонда «Старость в радость». В 2008 году она решила, что помимо помощи старикам, они будут кормить бездомных, и собрала для этого друзей, среди которых был и я. Впоследствии дело помощи старикам стало все больше разрастаться, и Лиза полностью посвятила себя этому направлению, а инициативу с бездомными ребята подхватили и осуществляют до сих пор. Изначально студенты во главе с Лизой на свои деньги закупали еду и готовили ее на квартире одного из волонтеров. В первые наши поездки у нас получалось сварить несколько кастрюль с пельменями, которые потом расфасовывались и укладывались в картонную коробку с приделанными к ней ручками. Все это мы тащили на Площадь трех вокзалов и раздавали бездомным. От случая к случаю в готовке и раздаче участвовало около десяти человек. Я вспоминаю те годы с большой теплотой в душе — все это было тогда в новинку, все были полны энтузиазма, чувствовали, что делают доброе дело.

Спустя какое-то время наша группа перешла в храм св. Татьяны при МГУ на Большой Никитской. Это было естественно, так как большая часть ребят была знакома по этому приходу. В церковь всегда обращаются люди с самыми разными просьбами и проблемами. В 2009 году с приходом нового патриарха соцслужбы стали организовываться на приходах в системном порядке, и нас в Татьянинском приняли с радостью. В результате, у нас появилась возможность пользоваться трапезной, автомобилем и собирать средства с прихожан. Все это позволило выйти на новый уровень и помогать бездомным еще больше.  Организаций помощи бездомным тогда было совсем немного. Сейчас в Москве их больше, и, если знать расписание, можно поесть несколько раз за день. Раньше мы приезжали и в сквер на Каланчевской улице и раскладывались там, но с недавнего времени департамент выделил нам палатку, что также упростило работу, особенно в холодное время года. Сейчас в «Пельмешках на Плешке» трудится уже третья волна волонтеров, открытых, неравнодушных людей. Хотелось бы, чтобы новые добровольцы приходили и оставались. Это главное. Только собрать деньги недостаточно, нужны люди, которые смогут помочь преобразовать эти средства в реальную помощь.

Раздача еды, одежды и медикаментов — дело, конечно, нужное, но сейчас помимо этого мы стараемся помогать своим подопечным как-то наладить свою жизнь. И это направление своей деятельности считаем очень важным. Хотелось бы активнее привлекать волонтеров к индивидуальной работе с бездомными. Потому что прийти на готовку и в хорошей компании намазать бутерброды — это весело. А заниматься с подопечными тяжело, больше времени, больше ответственности. Эта работа должна быть именно индивидуальной, так как все случаи разные. Есть, конечно, «профессиональные бездомные», которые отказываются от предложений помощи изменить что-то в своей жизни, но есть те, кого просто по какой-то причине «вышибло» из нормальной  жизни. Что-то произошло, и они оказались одни и без помощи, без квартиры без денег. Часто это приезжие, которые приехали на заработки, и у которых нет друзей и знакомых. Человек оказывается совершенно никому не нужен. Мы курируем несколько таких подопечных, которые уже не живут на улице. Оплачиваем им жилье, помогаем с документами. Главная сложность — прописка. Без нее очень трудно устроиться на работу.

Дмитрий Чурбанов_1

Когда начинаешь заниматься подобными делами, чувствуешь за всем этим некий Божий промысел… Мне раньше попадались какие-то книги и фильмы, затрагивающие тему отверженных обществом людей. Бездомные всегда вызывали жалость, почему-то даже большую, чем инвалиды или старики. Было к этой работе всегда расположение, она началась как-то сама собой, естественно, как будто по-другому и быть не могло. Волонтерство очень дополняет мою жизнь. В какой-то момент понял, что мне чего-то не хватало. Чего-то очень важного. Иногда задаешь себе вопрос: «Ты живешь, а зачем?». Вот ты сам в себе, в своей скорлупе, делаешь правильные дела, ходишь на работу, учишься, общаешься в семье. Но все равно ты оторван, не чувствуешь настоящей жизни.

Мне был нужен еще какой-то выход своей энергии. Здесь я вижу, как я могу приносить пользу конкретным людям. Наверное, если бы я работал в больнице или милиции, такой бы потребности не было. Но раз это не так, мне хочется делать что-то нужное людям. И многие, кто приходит в «Пельмешки», говорят об этом же — когда они заняты на наших мероприятиях, то это их как-то вдохновляет, окрыляет, дает радость. И я с ними согласен. Хочется как-то участвовать, не говорить, а менять, помогать. Не люблю, когда люди говорят, что все плохо и сами при этом ничего не делают.

Бездомные, несмотря на порой свою неприглядность и агрессивность, часто нас благодарят. Свою жизненную ситуацию они приняли. И их главная духовная работа — не озлобиться на других.